Сборник стихотворений Светланы Симиной «Когда мы в каплях отражаемся росы» посвящен русской природе и простым людям, со своими счастьем и радостью, болью и горем. Основное место здесь занимает Любовь. Это Любовь к родному человеку и к нашей земле, которая способна на такие же, как и человек, сильные и взаимные чувства.

Книга дополнена иллюстрациями автора.


Светлана Вадимовна Симина

Когда мы в каплях отражаемся росы

 

Тогда

И, когда чистотою твоё сердце бьётся,

И слеза на щеке обожжённой горит,

И, когда милый взор пред тобою смеётся,

И, когда с уст любимых признанье слетит.

Ты почувствуешь запах пьянящего счастья.

Ты услышишь его нежность мягких шагов.

И обнимут лучи тем теплом настоящим.

И опустит Любовь долгожданный покров.

Встрепенётся душа, улыбнётся, заплачет.

Слёзы радости, счастья водой ключевой.

И сердечко в груди, будто весело скачет,

В унисон отзываясь на стук дорогой.

Через года

С тобою буду я всё краше год за годом,

Ведь ты меня, родной, укроешь от невзгоды.

И буду я цвести, как травы жарким летом.

И мы с тобой уснём любви под тёплым пледом.

И нега добрых слов окутает всецело.

И утро встретим мы с тобою вместе смело.

Начнётся новый день, как счастья продолженье

И новые дела, и жизнью восхищенье.

И тёплые лучи сияющего Солнца

Вновь будут освещать наш зал через оконце.

И вновь промолвишь ты мне о своей любви,

Попросишь тихо так: в глаза мне посмотри.

И вновь твоя рука мне ляжет на плечо.

И снова целовать ты будешь горячо.

И снова глубина прекраснейших очей

Вольётся в душу мне, что с родника ручей.

Звенящей чистоты, сияющей слезой,

Блестящей на щеке любимой и родной.

Как капля счастья, утром что роса,

Безмолвно та, что отражает небеса.

И сердца стук в пленяющей тиши

Промолвит мне: родная, не спеши,

Продли сей миг, со мной единым будь,

Я буду помнить,… тоже не забудь.

Пусть он протянется незримой прочной нитью,

Объединяющей, связующей события,

В которых вместе мы с тобою навсегда,

Любовь свою ведём через года.

И будет вновь…

Я о тебе мечтаю в тишине

И о тебе молюсь бессонной ночью.

Я растворяюсь мысленно в тебе.

Тебя люблю я просто, Юра, очень.

Я знаю, наш с тобой нелёгок путь.

Судьба пытала нас не раз и продолжает.

Но ты меня, родной мой, не забудь.

Мы будем счастливы когда-нибудь, я знаю.

Не может сгинуть в пустоту Любовь,

Когда чиста и истинна, взаимна.

Друг другом будем упиваться вновь,

Храня, оберегая непрерывно.

И будет вновь твой светел, нежен взгляд.

Твои родные ласковые очи

Расскажут мне, как ты душой богат

И мною то, что дорожишь ты очень.

И заблестит счастливая слеза

Тебе в моём ответном взоре.

Оберегать нас будут Небеса.

Мы просто будем счастливы с тобою.

Помолчи обо мне

Помолчи обо мне, помолчи о Любви,

Помолчи о прекрасных мгновеньях.

Помолчи ты о том, как мы были одни

И черпали в сиём вдохновенье.

Как горели глаза, трепетала душа,

Билось сердце и кровь разгоняло.

Друг на друга смотрели тогда, не спеша.

Взгляд окутывал как покрывало.

И пьянели тогда от безмолвных мы фраз,

От лишь взгляда по телу касаний,

В глубине отражаясь взаимности глаз

И прекрасных, и чистых признаний.

Да будет так

Улыбайся и плачь, и от счастья немей.

Пусть поёт лишь душа, как весной соловей.

Пусть плывут облака, зеленеет трава.

И пускай от любви кружится голова.

Пусть окутает нас радость добрых забот.

И пусть тёплый уют в нашем доме живёт.

Пусть наполнится мир чистой нежностью фраз.

И пусть каждый наш день только радует нас.

Вне временных границ

Любовь в глазах — то блеск неповторимый.

Его не перепутаешь ни с чем.

Он тёплый, сердцем, телом ощутимый;

По коже дрожью и пульсацией всех вен.

Желание — минутные порывы.

Любовь не знает временных границ.

Её не проходящие зазывы

В календаря мелькании страниц.

Она жива, покуда сердце бьётся.

Она бессмертна во бессмертии души.

И даже, коль покута отвернётся,

Её с счетов списать ты не спеши.

Её забыть и вычеркнуть не в силах,

Как не старайся, не желай того.

В ней твоя слабость, в ней же твоя сила.

Отчаянье и счастье от неё.

Она честна. Не льстит и не лукавит.

Лишь с губ сорваться могут лживые слова.

Но искорка во взгляде не обманет,

И чистая слеза всегда права.

Я пройду

Деревьев хруст. Рыдают небеса.

Разбушевалась осени невзгода.

Но я плюю на эти голоса.

Не радуюсь, не злюсь на непогоду.

Сей дождь мой ураган в душе затмил.

И завихрились в ней ветра лихие.

Туманом образ, что так сердцу мил,

Поплыл в мечтах о старом добром мире.

Я непрестанно в тишине молюсь.

Судьбы смешки согнут, но не сломают.

И я, порою, ей в лицо смеюсь,

Свою любовь на сердце сберегая.

Я выдержу. Да слышат Небеса!

Я вырвусь, я пройду через пучину.

И чистота, святой любви краса

Вновь нарисуют светлую картину.

Грозди рябины

Рябины грозди красные

Горят огнём Любви.

И слёзы твои ясные,

Глаза твои прекрасные

Мои. Мои.

Была она невестою.

Весной она цвела.

Цветы её прелестные

Красу земную чествуют.

Была бела.

Теперь она нарядная

Красою блещет зрелою.

Душою всеобъятная,

Для Родины понятная.

Плоды налиты спелые.

Все лето их лелеяла.

Давала сок им свой.

Любовь с неё повеяла,

Она её посеяла.

Взрасти, родной!

Вспоминай иногда

Посмотри мне в глаза: я уже не такая.

Нету радости в них, свет былой потускнел.

Вышло так, что напрасно страдала.

Мой, увы, не счастливый удел.

Ты запомни улыбку мою в нашу встречу.

Улыбалась тогда ведь в последний я раз.

И горят в тишине одинокие свечи,

Недоступные тысячам глаз.

Ты запомни слова, что тогда говорила.

Никому больше я этих слов не скажу.

Я душой всей и сердцем так чисто любила.

Не нужна я теперь. Потому ухожу.

Вспоминай иногда, как белье промокало,

Как горели тела. Этот трепет и дрожь.

Вспоминай иногда, как тебя я ласкала.

И один только ты в мою душу был вхож.

Вспоминай иногда эти дни и мгновенья,

Как в обнимку сидели, смотря на луну.

Вспоминай чистоту тех прекрасных стремлений,

Когда вместе летели мы ввысь, не ко дну.

Вспоминай иногда. Не порочь то святое,

Было что между нами в те ночи и дни.

Дни, когда воедино сливалися двое,

Без преград и без непониманья стены.

Вспоминай иногда. Не забудь, я прошу.

Я всецело тебе отдавалась.

Я ведь душу свою лишь к тебе отпущу,

Сколь бы трудной судьба не казалась.

Почему-то я за тебя молюсь

Почему-то я за тебя молюсь.

Почему-то я за тебя борюсь.

Почему-то я быть хочу с тобой,

Чтобы снова ты звал меня женой.

Почему-то я ночью плохо сплю.

Видно от того, что тебя люблю.

Все равно люблю. Не могу забыть.

Тебя лучше нет и не может быть.

Просто нас тогда злой накрыл туман.

Что не вместе мы — то самообман.

Нет тебя родней, ближе нет тебя.

Я живу тобой, издали любя.

Я тобой дышу, но ты далеко.

Оттого дышать вовсе нелегко.

Я замёрзла здесь. Далеко мой свет,

Что давал тепло, что душе ответ.

Почему-то я за тебя молюсь.

Почему-то проснуться я снова боюсь.

Потому что люблю и, что ты не со мной.

Но я верю и жду, и молюсь, мой родной.

Нерастраченный запас

Как же не хватает любви мне и тепла.

Как зимою солнца не хватает.

Промеж пальцев наша жизнь текла.

Мы её с тобой не удержали.

Как не хватает понимания, уюта.

Как же не хватает добрых слов и фраз.

Бушует только каждую минуту

Заботы нерастраченный запас.

Как хочется небезнадёжно верить.

Как хочется заполнить пустоту.

Как хочется войти в родные двери

И погрузиться в быта красоту.

Как хочется трудиться не напрасно,

С любовью к делу, для семьи своей.

Как хочется покоем наслаждаться

И суетою череды обычных дней.

Хочу простого жизни я теченья,

Умеренной стабильности во всем.

Чтоб не было внезапных огорчений.

Пусть не богат, но счастьем полон дом.

Души порывы, чтобы воплощались,

Чтоб рукотворный окружал уют.

Чтоб мысли безнадёжно не скитались.

И чтобы боли не нашлось минут.

Надежда

Срока огромные —

В разлуке дни и ночи.

Кричащая до одури душа.

И слезы томные

Покрыли очи.

И очень тяжело дышать.

И не помогут

Тут разговоры,

Ни осужденье, ни совет.

Душа, коль воет

И сердца стоны,

Дни — пустоцвет.

Цвета поблекли.

Звезда мерцает.

Её скрывает смог городской.

Одни проблемы.

И мысль слетает

В тревожный сон.

Сорвётся ль с неба,

Сгорит в пространстве

Иль яро воспылает вдруг?

Но нет ответа.

Пока не ясно.

Лишь сердца стук.

Моя надежда

Пока томится.

Хоть еле-еле, но все ж жива.

Моя надежда.

А вдруг случится?

Хотя, быть может, надеюсь зря.

Но сердце бьётся,

Пока надеюсь.

Хоть и шалит, сбивая такт.

Вдруг все вернётся

И в счастье двери

Откроют снова? Быть может так.

На счастье ль, на беду…?

Я зла, обид на сердце не держу.

Его я хламом сим не засоряю.

Другим не стану, но себе я докажу,

Что все проблемы только закаляют.

Возможно, что черствее стала я.

Но это внешне, на душе иначе.

Ведь за тебя бы жизнь я отдала.

Никто не будет знать, когда заплачу.

Меня не напугаешь тишиной.

Моя душа кричит толпы сильнее.

Удары, принесённые судьбой,

Они меня не бросят на колени.

Я буду жить на счастье ль, на беду…

Твой приговор страшнее заключенья.

Но нет, я не в обиде на судьбу.

И от тебя не жду освобожденья.

Твои слова — браслеты на руках.

То — в спину нож, колючка на заборе.

На воле, будто в четырёх стенах,

Когда на клочья сердце рвёт и душу горе.

Но я живу на счастье ль, на беду…

Я веры и надежды не теряю.

Я прошлое на сердце берегу

И на плечо иглою набиваю.

Пусть смотрят все, им не понять:

В наколке этой смысла сколько.

И я не стану объяснять.

Прочувствовать лишь можно только.

Чужих я в душу не впущу.

Чужим на сердце места нету.

Им не понять, о чём грущу.

И мне не надо их совета.

Пусть судит Бог. Не им судить.

По совести, по чести судит.

Я не могу тебя забыть.

Молюсь, быть может, счастье будет.

Себя он сам приговорил

А у него наколок нет

И он в неволе не томился.

И в робу не был он одет

И на начальника не злился.

Он сам себя приговорил

И сроки сам себе отмерил.

Себя он в мысли заточил

И сам своё пытает тело.

В свои не верит он слова

И рюмку рюмкой подгоняет.

Он позабыл про все дела

И долг он свой не исполняет.

Себя он в мысли заточил

Он за решёткой дум напрасных.

Он понимал, но позабыл,

Что жизнь бывает так прекрасна.

Он побоялся сделать шаг

И, опасаясь оступиться,

Не выдержал своих атак,

Что мысли: если не продлится?

Всё, что боялся потерять,

Ушло, но по другой причине.

Не надо было мысли мять,

Судьбу окутав паутиной.

Он сам себе отмерил срок

И быть, когда звонку решает.

Но он не понял сей урок

И счастья сам себя лишает.

Пускай, под кожей нет чернил,

На сердце же не смыть наколки.

Иглу он сам в него всадил.

Быть может, выдержит, он стойкий.

Себе он сам отмерил срок

И сам себе звонок назначит.

И до него он доживёт,

Коль мысли потекут иначе.

В суетной пучине

Надоело уже по асфальту ходить.

Надоели бетонные стены.

Не хочу в заточении города жить.

Он — уюта, понятий подмена.

Тут не меньше проблем, суеты и забот.

Только все же немного иные.

Здесь дрова не нужны, не растёт огород.

Будто то пережитки былые.

То — искусственный мир, что в решётке дорог.

Здесь природа лежит секторами.

И торгаш здесь порядки свои задаёт,

Все решая чужими руками.

Здесь непросто крутиться, непросто прожить.

Здесь за первенство нужно бороться.

Чтоб в долгах не тонуть, чтоб ко дну не пойти.

Здесь никто не поймёт иноходца.

Наплаву продержаться совсем нелегко

В этой суетной, бурной пучине.

Утекают года далеко-далеко

В суете по понятной причине.

Стану крепче, не паду

Достойно жизнь прожить желала.

Своим всегда жила умом.

Жила по правде, без обмана.

Любила свой, хоть скромный дом.

Теченью я не отдавалась.

Не прогибалась ни под кем.

Я просто жизнью наслаждалась,

Хоть много было в ней проблем.

Я не ждала и не просила.

Довольствовалась малым я.

А то, в семью что привносила,

То — искренность день ото дня.

И выгоды я не искала.

Любила чисто, просто так.

С тобой я просто счастье знала,

И это не забыть никак.

Прекрасно время это было.

Пела душа, бурлила кровь.

Я просто искренне любила

И чуяла твою любовь.

Жаль, то теперь былое время.

Навряд ли, можно воротить.

Ценила все, что я имела.

Без этого непросто жить.

Боль тела можно обезболить,

Боль сердца малость заглушить.

А муки те, что душу гложут,

Нельзя унять, прогнать, забыть.

Они ужасны, нестерпимы.

От них не деться никуда.

И, хоть почти для глаз незримы,

Они — поистине беда.

Ну, что ж, живу, несу си муки.

Что ж делать остаётся мне!?

Ведь с счастьем я своим в разлуке.

Неважно уж: по чьей вине.

Душа болит, но духом не паду.

Не опущусь до сук и лгать не стану.

Пусть и напрасно, но я все же жду.

Устала, да, но ждать не перестану.

Не забывая, научилась я прощать.

Я научилась рядом быть в разлуке.

Я научилась вид не подавать,

Когда мне сердце разрывают муки.

Я научилась в тишине рыдать

И плакать так, в толпе что незаметно.

Но не могу я мысли прочь прогнать,

Ведь не желаю искренне я это.

Хочу забыться, но не навсегда.

Ведь жизни правда — искренние чувства.

И жизнь чтоб настоящая была,

В делах и помыслах не допускаю блудства.

Сама

Ты — моя сила. Слабость ты моя.

Ты — моя жизнь. Забыть тебя не смею.

Но я привыкла делать всё сама.

И, слава Богу, что- то я умею.

Не жду подачек, помощь не прошу.

Не жду, кто мне подаст, протянет руку.

Я лёгкой жизни и богатства не ищу.

Я верю своего лишь сердца стуку.

Сама тащу, увы, нелёгкий груз.

Сама кручусь, ведь волка ноги кормят.

За все дела свои сама берусь.

Хоть и душа моя от боли стонет.

Надеяться и положиться ведь нельзя

Ни на кого. Приходится бороться.

Чтоб моим детям, то — моя семья,

В сей жизни не пришлось бы напороться.

Чтоб были сыты и одеты все,

Чтоб озаряли их улыбки лица.

Поэтому среди всех тех проблем

За детство их я буду яро биться.

Я не забуду про свою любовь.

Её я в глубине души запрячу.

Чтоб на глаза не попадалась вновь

Инакомыслящих и сплетни, чья задача.

Я буду там её беречь, хранить.

Но ей внутри лишь трудно уместиться.

И, в душу мне клинок ножа вонзив,

На волю постарается пробиться.

Я боль стерплю. Привыкла я терпеть.

Беззвучно лишь слеза щеки коснётся.

Поддаться боли — значит умереть.

Тогда жизнь деток вмиг перевернётся.

А этого нельзя мне допустить.

И пусть мне душу эта жизнь пытает.

Я буду во безмолвии грустить

И спину гнуть, идти, не отступая.

Надежда с верой где-то в глубине.

Их не предам. Они же мне помогут.

Страдаю не зазря, хоть и вдвойне.

Зато иду, в душе лелея Бога.

Светлая память

Я помню, милый сказки мне читал.

И я смеялась над старухой длинноухой,

Над тем, как петушок лису задрал,

Над их забавной сказочной житухой.

Теперь меня ты к сердцу не прижмёшь,

Не поцелуешь и «Люблю» не скажешь,

Со мной в обнимку ночью не уснёшь

И свой улов мне больше не покажешь.

На тракторе мы не поедем в лес,

Не будем вместе ползать по картошке…

Ты как-то там, я как-то здесь…

От счастья только в мыслях крошки.

А помнишь, гуталинил мне шнурки,

Стирал и выжимал до хруста майку?

Слезинки счастья по щеке текли,

Когда-то явно, а когда в утайку.

Снова будем

Я твоя. Я твоя.

А ты мой, только мой.

Вот утихнет гроза,

Снова будешь со мной.

Счастье вновь снизойдёт

Со счастливой слезой.

К нам удача придёт,

Воротится домой.

За закатом опять

Воссияет рассвет.

И судьба нам отдаст

Радость прожитых лет.

Жизнь как миг пролетит,

Как прекраснейший сон.

Душу нам исцелит

Бой сердец в унисон.

Будет радостный смех,

Будет трепет в ночи.

Будешь вновь слушать ты,

Как сердечко стучит.

Будешь вновь целовать

И прогонишь печаль,

Если вдруг к нам она

Заглянет невзначай.

Будет много добра,

Светлых, радостных дней.

Снова песни свои

Будет петь соловей.

Снова будем с тобой

Мы на звёзды глядеть.

Будешь нежно мои

Теплотой руки греть.

Серебро слезинок на закате дня

Серебро слезинок на закате дня —

Это мой любимый очень ждал меня.

И тепло объятий, крепость сильных рук.

И родной до боли сердца слышен стук.

А в глазах волненье, нежность и любовь.

И бурлит потоком в этих венах кровь.

Дрожь бежит по телу и знобит слегка,

Но лишь ярче пламя с сего ветерка.

И поток хватает, погружает нас.

Не иссяк ни сколе наших чувств запас.

Серебро слезинок на закате дня.

И ликует счастье, будто бы звеня.

И сияет солнце изнутри в ночи,

И текут по телу радостно лучи.

Серебро слезинок на закате дня…

И в твоих объятьях сон найдёт меня.

Души искусство

Прикрой моё плечо своей рукою

И поцелуй меня, прижми к себе скорей.

Мужчина мой, хочу я быть с тобою.

Хочу я быть единственной твоей.

Хочу забыть про наше расставанье,

Разлуку эту я хочу забыть.

Хочу, чтоб между нами расстоянье

Сошло на ноль, вовек ему не быть.

Хочу, чтоб вновь ты называл любимой,

Совместным чтобы счастьем дорожил.

Чтоб от разлуки этой длинной

Осталась пара лишь морщин.

Чтобы её забыть, вовек оставить.

Чтобы родного чувствовать во сне.

И чайник, чтоб любимому поставить

И любоваться Солнцем по весне.

Чтобы ловить любимых глаз сиянье,

И чтобы счастье трогало до слёз.

И чтоб сердец родное ликованье

Всю пропитало нашу жизнь насквозь.

Пусть будет счастье. Просто. Без причины.

Любовь жила, живёт и будет жить.

И нет родней любимого мужчины.

Лишь он мне может душу исцелить.

Его глаза той глубины великой…

Его дыхание… биение сердец…

Пусть в унисон, в одном сольются лике.

Мужчина! Муж! Любимый! И отец!..

Не передать мне в слоге эти чувства.

Чтоб описать не хватит слов земных.

Речь о Любви — одной души искусство.

Её безмолвный, но прекрасный стих!

Тишина

Тишина. Только ветер в ночи.

Завывает и нервы звенят.

А любимый? Он тоже молчит.

День за днём, уж который подряд.

И не скрыться от той тишины,

Что навязчиво бьётся в висках

И вибрирует в бликах луны,

И безжалостно давит в тисках.

Покуда я тебе нужна

Покуда я тебе нужна, я всё сумею.

Покуда я тебе нужна, я всё смогу.

И все преграды я легко преодолею.

И наше счастье, милый, сберегу.

И пусть давление от счастья только скачет,

И от него лишь горячится кровь.

Ведь не должно, не может быть иначе,

Когда живёт взаимная любовь.

И птичьим щебетом промчится, трепеща,

И, будто, с крыльев ветер пронесётся,

И воспарит над нами, не спеша,

И счастьем восходящим обернётся.

И чувства всплеск, и блеск души незримый,

Той, что когда-то в облаченье седины,

Была как осень поздняя уныла.

Сейчас играют в ней тона тепла весны.

Тончайшие прекрасные изгибы

И переливы, ласкою дыша,

Мгновения, что мыслью сотворимы,

На свет какие родила душа.